Среда 25-й седмицы по Пятидесятнице

(2Сол.2:1–12; Лк.12:48–59)

Евангелие святого апостола Луки, глава 12, стихи 48 - 59:

48 а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.
49 Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!
50 Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!
51 Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение;
52 ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех:
53 отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей.
54 Сказал же и народу: когда вы видите облако, поднимающееся с запада, тотчас говорите: дождь будет, и бывает так;
55 и когда дует южный ветер, говорите: зной будет, и бывает.
56 Лицемеры! лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете?
57 Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно?
58 Когда ты идешь с соперником своим к начальству, то на дороге постарайся освободиться от него, чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу;
59 Сказываю тебе: не выйдешь оттуда, пока не отдашь и последней полушки.

Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Луки

(Лк. 12:48-59) Лк.12:48. а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.

В дальнейшей речи раскрывает это еще яснее. «Кому, – говорит, – дано много», от того «много и потребуется, и кому много вверили, с того больше взыщут». Через это Господь показывает, что наказание, заслуженное учителями, будет большее. Учителям дается и вверяется: «дается», например, дарование творить чудеса, врачевать болезни, а «вверяется» им дарование слова и учительства. Господь сказал: «больше взыщут», не при слове «дается», но при слове «вверяется». Ибо при даровании слова поистине нужно делание, и с учителя взыскивается больше. Он не должен оставаться беспечным, но должен приумножать талант слова. Итак, слова «и от всякого, кому дано» ты должен разуметь так: кому много отдали в рост. Ибо предметом, отдаваемым под сохранение, здесь Он назвал рост.

Иные спрашивают: пусть так, что справедливо наказывается знавший волю господина и не делающий по ней; но почему наказывается тот, кто не знал? Потому что и он мог узнать, однако ж, не захотел, а по беспечности сам сделался виновным в незнании. Итак, он достоин наказания за то, что добровольно не узнал. Устрашимся, братие! Ибо если тот, кто совершенно не знал, достоин наказания, то какое извинение оправдает согрешающих при знании, особенно, если они были учителями? Подлинно, осуждение их очень тяжело.

Лк.12:49. Огонь пришел Я низвести на землю,

Ибо слово есть огонь, поедающий всякое вещественное и нечистое помышление и истребляющий идолов, из какого бы ни были они вещества. Разумеется и ревность по добру, возгорающаяся в каждом из нас. А может быть, и ревность, порождаемая Словом Божиим, не разнится от первой. Господь желает, чтобы сим-то огнем возгорелись сердца наши. Ибо мы должны иметь пламенную ревность по добру.

и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!

«И как желал бы» иначе: и сколь сильно желаю, «чтобы он уже возгорелся!». Ускоряет возжжение огня сего, подобно как и Павел говорит: «духом пламенейте» (Рим.12:11), и в другом месте: «ревную о вас ревностью Божиею» (2Кор.11:2).

Лк.12:50. Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!

«Крещением» называет смерть Свою. Так как огонь этот имел возгореться не иначе, как после смерти Его, ибо оттуда возросла проповедь и ревность, то присовокупляет речь о смерти, называя ее крещением. Сильно желая ее, говорит: «и как томлюсь», то есть, сколько Я забочусь и «томлюсь, пока сие совершится!» Ибо Я жажду смерти за спасение всех.

Господь пришел низвести огонь не только на землю, на которой распространились Его учение и вера, но и на душу каждого, которая (сама по себе) есть терновная и бесплодная земля, но Словом Божиим возжигается как бы огнем и становится способной к принятию Божественных семян и духовноплодоносной. Ибо когда благодать Божия невидимо коснется чьей-нибудь души, то, кажется, она горит такой любовью к Богу, что нельзя и сказать. Так точно и Клеопа с его спутником, воспламеняемые невидимо огнем Божией благодати, говорили: «не горело ли в нас сердце наше» (Лк.24:32). Кто испытал такое состояние, тот поймет слова наши. А многие и часто испытывают оное при чтении Божественного Писания или житий святых отцев, то при убеждении и поучении от кого-нибудь, воспламеняясь душами к деланию добра, и одни пылают до конца, а другие тотчас же охладевают.

Лк.12:51. Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение;

Христос «есть мир наш» (Еф.2:14), однако ж говорит: «не пришел дать мир». Значит, слова Его загадочны. Итак, мы говорим, что не всякий мир беспорочен и добр, но часто бывает опасен и удаляет от Божественной любви, например, когда мы заключаем мир и согласие на опровержение истины. Христос не пришел дать такого мира, а, напротив, желает, чтобы мы из-за добра разделились друг против друга, что и случилось во время гонений. Ибо в одном дому отец язычник разделялся против верующего сына, и мать против дочери, и наоборот.

Лк.12:52. ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех:
Лк.12:53. отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей.

Как Он сказал, что «пятеро в одном доме станут разделяться», а при исчислении помянул «шесть» лиц? Отвечаем: одно лицо взято дважды, именно: дочь и невестка одно и тоже лицо. По отношению к матери названа дочерью, а по отношению к свекрови – невесткой. Итак, «трое» – отец, мать и свекровь – станут разделяться «против двоих» – сына и дочери. Ибо дочь, как мы сказали, будучи одно лицо, но, принимая двоякое отношение, именно: в приложении к матери и к свекрови, представляется поэтому двумя лицами.

Под отцом и матерью, и свекровью разумей, пожалуй, и просто все ветхое, а под сыном и дочерью – все новое. В таком случае Господь желает, чтобы Его новые Божественные заповеди и учение побороли все наше ветхое – греховные нравы и учение.

Разумей и так. Отец есть ум, а сын – рассудок. Между ними в едином доме, то есть в человеке, происходило разделение. Скажу яснее. Ум Дионисия Ареопагата был озарен и принял проповедь. Но уму его, без доказательств принявшему веру, противился языческий рассудок, пытающийся доказать и заставляющий следовать диалектическим приемам. Видишь ли разделение между отцом и сыном, враждующих друг против друга ради Христа и проповеди? Матерью и свекровью можешь назвать мысль, а дочерью и невесткой – чувство. И между ними бывает борьба ради Христа. У мысли бывает вражда против чувства, когда мысль убеждает почитать непреходящее выше преходящего, невидимое выше видимого, и имеет на то многие сильные доказательства. Бывает, что и со стороны чувства направляется борьба против мысли. Ибо чувство, руководимое в вере чудесами и видимыми знамениями, не убеждается доводами мысли, не хочет следовать и языческим доказательствам, которые внимающих им побуждают не веровать, что Бог сделался человеком или что Дева – родила. Так безумны умозаключения язычников, боготворящих природу. Между тем чувство посредством видимых чудес приводит к богопознанию лучше всякого доказательства. Итак, не всякий мир и согласие – добро, но бывает, что вражда и разделение кажутся некоторым божественным делом. Поэтому никто да не пребывает в дружбе с лукавыми, но хотя бы отец и мать оказались противниками Закона Христова, и с ними, как врагами истины, должно враждовать.

Лк.12:54. Сказал же и народу: когда вы видите облако, поднимающееся с запада, тотчас говорите: дождь будет, и бывает так;
Лк.12:55. и когда дует южный ветер, говорите: зной будет, и бывает.
Лк.12:56. Лицемеры! лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете?
Лк.12:57. Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно?

Поскольку Господь вел речь о проповеди и наименовал ее огнем и мечом, то очень вероятно, что слушатели, не понимая значения слов Его, смутились. Поэтому Он говорит; как перемены в воздухе вы распознаете по некоторым признакам, так и Мое пришествие вам должно было признать из того, что Я говорю и что делаю. Мои слова, подобно как и дела, показывают во Мне противника вашего. Ибо вы – мытари и похитители, а Я не имею, «где... голову... приклонить» (Лк.9:58). Поэтому как по туче вы предвозвещаете дождь и по южному ветру – жаркий день, так следовало вам распознать и время Моего пришествия и догадаться, что Я пришел не мир дать, но дождь и смущение. Ибо Я и Сам есмь облако, и иду с запада, то есть человеческой природы, которая прежде унизилась и была в густом мраке от греха. Пришел Я и огонь низвести, и сделал жаркий день. Ибо Я есмь юг – теплый ветер и противоположен холодности севера. Поэтому и явился Я из Вифлеема, который лежит к югу.

Лк.12:58. Когда ты идешь с соперником своим к начальству, то на дороге постарайся освободиться от него,

Сказав это, Господь преподает им учение и о достохвальном мире. Указав похвальное разделение, показывает и мир беспорочный. Именно говорит: когда соперник повлечет тебя в судилище, то еще на дороге всячески постарайся разделаться с ним. Или иначе: «постарайся освободиться» разумеется в таком смысле, что хотя бы ты и ничего не имел, но возьми взаймы под проценты и «постарайся освободиться», чтобы тебе разделаться с ним.

чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу.
Лк.12:59. Сказываю тебе: не выйдешь оттуда, пока не отдашь и последней полушки.

Господь говорит это с тем, чтобы оплотяневших привести в страх и побудить к миру. Он знает, что страх убытка и наказаний всего более смиряет оземленевших, поэтому и говорит это.

Разумеют эту речь и о диаволе. Ибо он есть соперник наш. Поэтому мы, будучи еще «на дороге», то есть в этой жизни, должны постараться, через упражнение в добродетели, «освободиться от него» и ничего не иметь с ним общего, чтобы на будущем суде он не предал нас Судии. Ибо самые дела его, которые мы здесь совершали, предадут нас суду, а Судия отдаст нас истязателю, то есть какой-нибудь мучительной и злотворной силе, и будет наказывать нас до тех пор, пока не получим должное и за последние грехи и не исполним меру наказания. А так как мера наказания никогда не исполнится, то мы будем вечно мучиться. Ибо если будем в темнице до тех пор, пока не заплатим и последней полушки, а заплатить ее мы никогда не будем иметь возможности, то очевидно, что казнь будет вечная.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский  «Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех: отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей» (Лк.12:51–53). Что за причина? Верующие в Господа исполняются совсем другим духом, противоположным тому, который властвовал в людях до пришествия Его, потому они и не уживаются вместе. Языческий мир преследовал исключительно житейские и земные интересы. Иудеи хоть имели указания на высшие блага, но к концу склонились на путь язычников. Господь, пришедши в мир, указал людям другие сокровища, вне семьи, вне общества, и возбудил другие стремления. Принимавшие Его учение естественно установляли образ жизни не по прежнему, оттого и подвергались неприязни, притеснениям, гонениям. Вот и разделение. Апостол Павел потом сказал, что и «все желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2Тим.3:12)

Так и было и так есть. Когда в обществе начнут преобладать житейские и земные интересы, тогда оно неблаговолительно смотрит на тех, которые обнаруживают другие неземные искания; оно даже понять не может, как можно интересоваться такими вещами, и людей, которые служат представителями образа жизни, непохожего на их жизнь, они терпеть не могут. Это совершается ныне воочию всех. Не знамение ли это времени?..

СОВРЕМЕННЫЕ КОММЕНТАРИИ
(Лк.12:48–59)

Протоиерей Александр Шаргунов

От всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут, — говорит Христос. Те, у кого больше дарований, чем у других, большее знание Писания, святых отцов и духовной премудрости, и особенно те, кто сподобился сугубого просвещения благодатью, — им много дано и с них будет иной спрос.

«Огонь пришел я низвести на землю, и как желал бы Я, чтобы он уже возгорелся. Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!» Господь восходит в Иерусалим. Он весь устремлен к Своему Кресту. Вся мысль Его — о Крещении, которое будет для Него вхождением в смерть и входом в воскресение. Все Его желание — войти в смерть и воскресение ради нашего спасения. Весь Его путь — ко Крещению, которое есть Крестная смерть. Потому что с этого мгновения огонь загорится на земле, и весь мир начнет обращаться к Богу словом, которое в Духе Святом будут проповедовать до края земли. Господь отвечает на волю Отчую до конца — до смерти, которая будет приносить плод до конца времен.

Однако Христос говорит, что Он приносит не мир, а разделение. «Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение». Мы должны помнить, что Господь — Тот, Кто разделяет, Тот, Кто обнажает глубины наших сердец. Господь сеет разделение, ибо слово Божие, в котором присутствие Христа, — меч рассекающий. Люди должны сделать выбор — за или против. Достаточно открыть Евангелие, чтобы увидеть это постоянное противостояние Христу. О Нем говорят, что Он вышел из себя, Его называют обманщиком, потому что Он освещает сокрытое во мраке сердца и показывает, что ждет нераскаявшихся грешников в будущем. С самого Своего явления в мир, Он влечет всех к Себе. Он спрашивает прямо и непосредственно каждого из нас — с Ним ли мы или против Него. Не существует иного решения.

«Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение». Кто говорит это? Тот, Кто дает нам мир, всякий ум превосходящий, — при условии, что мы войдем в эту тайну, последуя за Ним, в той самоотдаче, которую явили тысячи и миллионы христиан, прежде нас приобщившиеся бесславию и славе Креста. Христос не обещает, что Его Евангелие будет с энтузиазмом принято всем миром. И даже среди тех, кто его примет, будут разделения. Христос попускает этому быть ради святых целей — да откроются искуснейшие, и да научатся верные терпению.

Это разделение достигнет и семей. «Ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех: отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей». Когда один становится христианином, а другой — нет, узнавший тайну жизни в ревности своей будет стараться обратить другого, а он, в свою очередь, будет ненавидеть и гнать того, кто своей верой обличает его противление истине.

Разумеется, существует легкий мир, по человеческому разумению, тот, которого Петр желал для Христа, пытаясь отвести Его от пасхального пути. Мир, который может стать подлинным искушением для Его учеников, источником многих иллюзий. Мир, дешево купленный среди людей, — например, силой или различными уступками — как говорится, «ради мира». Также легкий мир с собой, сотканный из компромиссов и неприметным для самого себя отказом от Крестной благодати. Мир, который дает Христос, никогда не бывает легким миром. Обещанием этого мира завершает Господь Тайную Вечерю, вступая в Крестные Свои Страдания: «Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16:33).

И Господь обращается к народу, призывая всех быть столь же мудрыми в духовном, как бывают они обыкновенно в земном. Пусть научатся различать Божии знамения, чтобы приготовиться к тому, что грядет. Даже при перемене погоды Бог дает предупреждение — неужели Он не позаботится о нас при великих переменах жизни? «Когда вы видите облако, поднимающееся с запада, — даже если оно величиной с ладонь (1Цар. 18:44), — тотчас говорите: дождь будет, и бывает так; и когда дует южный ветер, говорите: зной будет, и бывает». Но не сама природа, а Сотворивший ее ради нас, помогает нам делать безошибочные прогнозы.

«Лицемеры! — говорит Господь, — лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете?» Как не можете понять, что теперь вам дается возможность обрести то, что больше нигде и никогда не обретете? Ныне время благоприятное. Безумие и беда человека — в том, что он не знает своего времени. Гибель этого народа — в том, что он не познал времени посещения своего (Лк. 19:44). И Господь добавляет: «Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно?» Если бы люди на самом деле искали истину — чему быть должно в их жизни, — им скоро стало бы ясно, что все, что говорит Христос, истинно, и что нет ничего более праведного, чем приводить свою жизнь в послушание этой истине. Потому пусть поспешат они примириться с Богом здесь на земле, пока не стало слишком поздно.

В своих земных делах они хорошо понимают, что неразумно соперничать с теми, кто явно сильнее их. «Когда ты идешь с соперником своим к начальству», и тебе угрожает тюрьма, ты знаешь, что благоразумней было бы уладить этот спор между собой, и постараться по дороге освободиться от него. Кто разумен, тот не доводит житейские ссоры до горькой развязки, но вовремя разрешает их. И точно также мы должны поступать в духовных делах. Своими грехами мы вступили во вражду с Богом, сделали Его как бы соперником нашим, хотя на Его стороне и правда, и сила. Христу передан весь суд — Он начальство, перед Которым мы должны будем скоро явиться. Когда мы встанем на Суде перед Ним, дело, несомненно, обернется против нас, и Судия отдаст нас истязателю, и мы будем ввержены в адскую темницу, где будем находиться всю вечность, пока не отдадим «до последней полушки». Крестные Страдания Христовы недолго длились, однако ими Он заплатил за все долги наши. И Бог открывается нам не как соперник, с которым мы, в безумии своем, враждуем, а как любящий Отец, к Которому мы с надеждой идем. Пока мы живы, мы идем, — время дано нам, чтобы покаянием и верой, и жизнью по вере мы примирились с Богом, пока не поздно. Христос — мир наш, и мы должны идти со Христом, чтобы эта дорога стала пасхальным переходом.

***

Священник Димитрий Барицкий

Каждый, кто читал пророческие книги Ветхого Завета, наверняка, обращал внимание, что они содержит в себе очень много символов и образов. Один из самых распространенных, – образ брака, свадебного торжества. Бог сравнивается с женихом, а Израиль, богоизбранный еврейский народ, – с невестой. Господь заботится о Своем народе так, как мог бы заботиться любящий муж о своей супруге. Даже, несмотря на капризы и строптивый характер невесты, жених остается ей верен, более того, готов пойти ради нее даже на смерть. Иными словами образ брака намекает на то, что между Богом и его детищем существуют особые, исключительные отношения, такие близкие и теплые, какие могут существовать только между самыми близкими людьми.

Ветхий Завет отличается от Нового именно тем, что на место, которое занимал рядом с Богом только Израильский народ, теперь может претендовать каждый человек, вне зависимости от его происхождения и нации. Теперь Творец мира не просто племенное Божество евреев, Он Бог каждого человека. Именно об этой грандиозной трансформации в отношениях Бога и мира и сообщает Христос Своим слушателям. В этом ключе следует понимать Его слова об огне, Который Он жаждет свести на землю. Это огонь личного, живого, полноценного общения человека с его Творцом, то, что богословы во все времена называли просто – вера.

Отсюда становятся понятны и слова Христа о том, что Он принес на землю разделение. Точно так же как огонь человеческой любви разделяет семьи, дочь уходит к мужу, – а сын к жене, к тем людям, с которыми они создают новую семью, – также может разделять людей и огонь любви к Богу. Ведь человек верующий живет Христом не в меньшей мере, чем муж женою, а жена мужем. Однако эти слова можно понимать и в переносном смысле. Родные и близкие – образ всего того, что нам дорого, и что занимает в нашем сердце центральное место: наши увлечения, желания, пристрастия, наконец, наши греховные привычки. Священное Писание не раз выражается о Боге метафорически, сравнивая Его с ревнивым мужем. Он не терпит, если сердце человека заполнено чем-то иным кроме Него. Нет, Он не устраивает сцен и не мстит. Если нам приятней оставаться с чем-то, что мы ценим больше, чем Его, то Он просто незаметно уходит из нашей жизни. Уходит, потому что мы сами так захотели.

Для того, чтобы дать людям возможность принять этот огонь Божественной любви во всей полноте, Спаситель должен был, как Сам Он выразился, крещением креститься. Если дословно перевести это место, Христос говорит о том, что Он должен погрузиться в пучину страданий, то есть умереть на кресте.

Когда Спаситель произносил все эти слова перед слушателями, признаки, что все это уже совершается, были очевидны. Именно поэтому Он и сокрушается о том, что многие не принимают Его слов, не понимают кто Он такой, хотя с легкостью могут предсказывать вещи, от которых зависит их материальная жизнь. Тем более эти слова недоумения обращены и каждому из нас. Ведь каждый может впустить Бога в свою жизнь в той полноте, в какой мы впустили в нее своих любимых. Переживать Его так же, как мы переживаем своих жен, мужей, детей и родителей. По крайней мере, приложить хоть какие-нибудь усилия, чтобы Бог с периферии моей жизни постепенно, пусть не сразу, все более и более занимал в ней центральное место.

Дай же нам Господи, не разочаровать Тебя. Ведь любой жених ждет верности от своей невесты. И от того, в какой степени она сможет посвятить себя будущему мужу, зависит не только его счастье, но и ее собственное.

***

Священник Стефан Домусчи

У каждого в жизни случалось событие, которого он ждал с нетерпением, к которому стремился и надеялся на то, что оно состоится. Обычно речь идет о чем-то значимом духовно или социально. Дети ждут праздника, взрослые повышения по службе, каждый чего-то своего, но суть остается одной — все ждут чего-то положительного, никто не ждет с нетерпением тяжелых испытаний и трудностей.

В сегодняшнем чтении мы слышим слова Христа, который говорит, что с того, кому много дано много взыщется. И если слова про многие дары любому человеку показались бы чем-то воодушевляющим, слова о том, что за все эти дары надо будет дать ответ, настраивают на серьезный лад. Но вот уже в следующем предложении эта отвлеченная максима оказывается обращенной к Самому Христу, потому что нет на земле того, кому дано больше чем Ему — Спасителю Мира. Он пришел для того, чтобы низвести Огонь с неба, т.е. дать людям возможность жить жизнью Святого Духа, жизнью Бога, который есть Свет. При этом мы знаем какой ценой все это будет достигнуто, хотя Его любовь к людям несоизмеримо больше. Впереди страдание и крест, но Он жаждет спасительного подвига, и томится ожидая его совершения. Смотря на все это и вспоминая о мучительных словах молитвы в Гефсиманском саду, мы понимаем меру осознанности всего подвига Христова, меру Его заботы о нас, Его заинтересованности в нас и нашем спасении.

Однако спасение, о котором Он говорит, будет трудным не только для Него, но и для всякого, кто захочет последовать Его путем. Все потому, что хочет того человек или нет, путь ко спасению будет пролегать через противостояние с самыми близкими людьми. Этот путь предполагает жизнь по совести, жизнь против общепринятых греховных норм. Если ты поступаешь верно, а люди вокруг неверно, твои дела обличают их, а в итоге обличают не только их, но и греховную жизнь всего мира, который во зле лежит. Именно поэтому разделение пройдет не между материками, не между странами и народами, оно пройдет через семьи, разделит отцов и детей, супругов и друзей. И в основе его будет лежать не мода или обычаи, но личный выбор, личная готовность доверять или не доверять Богу. Причем речь идет не о сиюминутном выборе в рамках конкретной ситуации, но о выборе, который определяет всю жизнь и ложится в основу всех поступков.

Но как же Христос может проповедовать разделение, ведь христианство религия мирная, призывающая к тому, чтобы любить ближнего, а не быть против него… Однако при внимательном подходе мы увидим, что разделение это происходит не по вине Христа или христиан, и они не хотят этого разделения. Их противостояние тем, кто выбрал грех предполагает неприятие лишь греха, но не самих грешников, в то время как грешники противятся не праведности своих оппонентов, но им самим.

Является ли подобное разделение обязательным? Должны ли христиане действительно отличаться от тех, кто не верит Христу? Вопросы эти не праздные, ведь сегодня мы почти не видим того разделения, о котором говорил Христос, и жизнь человека крещеного ничем не отличается от жизни некрещеного. Что это, трагедия нашего времени или норма жизни?

Чтобы понять это, стоит спросить себя, в каком случае это можно было бы посчитать чем-то приемлемым? Очевидно, только в том, если бы некрещеный стал жить такой же чистой жизнью, какой должен жить крещёный, только если мир отказался от греха и возвысился в своей жизни до соблюдения заповедей Божиих. Но разве это мы видим? Разве мир стал местом явления правды и чистоты? Нет, к сожалению картина совсем иная. Напротив, мы видим тысячи людей назвавших себя христианами но, ничем своё христианство не проявляющих, и живущих обычной мирской жизнью. Никакого разделения нет, все давно живут без всяких противопоставлений. Да и те единицы, которые пытаются противостоять миру в его злобе, те, кто старается явить миру любовь Христову и чистоту жизни по Евангелию…, конечно, никак общей обстановки не меняют. Вместо того, чтобы являть своей жизнью правду Божию и Его победу, мы давно являем своей жизнью правду мира…

Зная о том, что жизнь учеников будет полна трудностей и нравственную чистоту смогут соблюсти не все, Христос напоминает, что жизнь есть путь, который закончится судом. При этом Он не запугивает, но предупреждает… Предупреждает каждого, о необходимости быть к этому суду готовым. И если мы слышим Его слова, значит мы ещё в пути… Если же мы ещё в пути, мы можем все исправить. Естественно, такое исправление чревато, оно может привести к тому самому противостоянию, о котором говорил Христос. Однако в наших силах сделать это противостояние не основой ненависти и вражды, но источником свидетельства возможности новой жизни. Жизни лишённой разделений, но исполненной чистоты и правды Божией.

ПРОПОВЕДЬ ДНЯ

О том, кто – антихрист
(2Сол.2:1-12, Лк.12:48-59)

Протоиерей Вячеслав Резников

Апостол Павел советовал «не спешить колебаться умом», и не «смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами посланного, будто уже наступает» второе пришествие Христово. Сам же Господь во время Своей земной жизни, напротив, укорял людей за то, что они «лице земли и неба распознавать» умеют, а «времени сего» распознать не смогли.

Но ведь пришествие Христа в мир было совершившимся фактом, и не видеть этого было нельзя. Второе пришествие будет еще более очевидным. Тут уж совсем будет не до гаданий. Но прежде должно будет закончиться духовное расслоение, которому Сам Господь положил начало: «Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться: три против двух, и два против трех; отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери». Пока все в тайне: и «великая благочестия тайна» (1 Тим.3:16), и «тайна беззакония». Пока и за маской веры может крыться совершенное беззаконие, и за маской безверия – жизнь, достойная подражания. Когда же все до предела наберет силу, тогда Господь, наконец, возьмет «от среды» всех, кто по Его воле сдерживал разлитие зла.

И тогда – «откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога». Причем, это, «по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением». «Вы укоряли христиан, почему нет чудес? – Правильно укоряли. Вот вам чудеса во множестве, когда только пожелаете. Вы справедливо спрашивали, где Бог, и почему Его нельзя видеть? – Вот, теперь видите, и всегда, когда захотите, сможете видеть».

И тогда все сыны погибели, все, которые так и «не приняли любви истины для своего спасения», – увидят, вокруг кого им собираться.

Ну а сыны спасения увидят, откуда бежать, чтобы не попасть на суд, где «будут осуждены все не веровавшие истине, но возлюбившие неправду», и чтобы не быть рядом с тем, «которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего».

Ну а пока наша задача – разглядеть, кто тот таинственный «соперник», от которого надо успеть освободиться, «чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу». А то мы все не от того, от кого надо, хотим избавиться. Чуть кто нарушит наш покой, наступит на ногу, сразу кричим: «антихрист»! Чуть Господь стеснит наш путь, чтобы помочь спастись, мы сразу: «последние времена»!

А на самом деле «антихрист», это – всякий день, проведенный в покое и расслаблении. Потому что подрывает и веру, и силу, и мудрость, и все меньше оставляет надежды, что сможем «распознать» и достойно пройти сквозь действительно последние грядущие времена.

Церковный календарь. 22 ноября

Читаем Евангелие вместе с Церковью. 22 ноября

Читаем Апостол. 22 ноября

Мульткалендарь. 22 ноября
Преподобная Матрона Царьградская

Преподобная Феоктиста Паросская

Этот день в истории. 22 ноября